«Автоматизация и цифровизация не вытесняют профессии, но меняют саму их суть»
Фото: Виктория Пчелинцева / Хайтек+
Мнения

«Автоматизация и цифровизация не вытесняют профессии, но меняют саму их суть»

В Будапеште завершился чемпионат рабочих профессий EuroSkills 2018. С его помощью организация WorldSkills Europe надеется реформировать сферу профобразования и рынок труда в целом, чтобы справиться с демографическими и технологическими вызовами. Хайтек+ поговорил с президентом WSE Дитой Траидас о проблемах европейской молодежи, злоупотреблении понятием "4.0" и нехватке рабочей силы в странах Европы.

Европе нужна единая система профподготовки

— Какие задачи вы ставите перед движением WorldSkills Europe (WSE) в 2018 году?

— Мы только что отметили десятилетие. Этого срока нам хватило, чтобы окончательно сформироваться, заявить о себе и привлечь внимание. Но теперь перед нам встают новые вызовы и цели. Настало время повышать стандарты навыков по компетенциям EuroSkills во всей Европе. Хотелось бы более систематично выстроить сотрудничество с европейскими компаниями из разных секторов экономики. Важно, чтобы они стимулировали спрос на навыки, а вместе с тем и на новые требования и стандарты профподготовки, которые мы продвигаем через чемпионаты EuroSkills. Нам важно подвести наши компетенции к современным стандартам в каждой отрасли.

— Значит ли это, что европейская система профподготовки не успевает за технологическим прогрессом?

— Мы постоянно обсуждаем этот вопрос, поскольку ни один формат профессиональной подготовки не поспевает за реальным сектором экономики и технологиями, которые внедряются на предприятиях. Но у нас есть хорошая база в лице экспертов по каждой компетенции в каждой из 29 стран-участниц WorldSkills Europe.

Именно они становятся связующим звеном между EuroSkills и системой образования, преподавателями и учебными заведениями. Они выполняют роль посланников и помогают совершенствовать процесс профподготовки, учебную программу и уровень квалификации на местах. Так что наша главная цель и мечта — это гармонизация уровня владения навыками и спроса на них во всех странах-участницах, то есть по всей Европе.

— То есть единых стандартов подготовки специалистов рабочих профессий в Европе пока нет?

— Конечно. В первую очередь потому, что в каждой из стран сложились разные системы профобразования. Например, степень вовлечения работодателей и предприятий в учебную программу сильно различается.

Мы все знаем, что конкурсанты чемпионата EuroSkills попадают на соревнования не прямо со скамьи своего учебного заведения. До первенства они всегда проходят подготовку на предприятиях.

В идеале хотелось бы, чтобы качество образования в колледжах и подготовки на производствах постепенно вышло на один уровень во всех странах-участницах. А образцом должны служить лучшие из них.

Молодежь не мотивирована инвестировать свободное время в учебу

— Стандартизация — это первостепенная задача. А что касается автоматизации?

— Сейчас каждая отрасль движется в сторону цифровизации и внедрения новых технологий. Однако узнаем мы об этом только от предприятий. Учебные заведения при всем желании не играют определяющей роли. От них не зависит то, что происходит в промышленности, бизнесе и других сферах. Источником знания может стать только сама индустрия. Но нам важно показать, что мы следим за изменениями и готовы их обсуждать. Тогда предприятия и крупные профильные организации быстрее захотят начать с нами работать. В противном случае они будут двигаться вперед, а мы — стоять на месте.

— В недавнем отчете аналитики ОЭСР отметили, что некоторые страны Европы больше подвержены рискам автоматизации, чем другие. К примеру, рабочие в Норвегии оказываются в более выигрышном положении, чем рабочие из Словакии.

— И каким образом Норвегия защищена больше, чем Словакия?

— В Норвегии больше людей работает в секторах, которые требуют интеллектуального контроля. Их труд в меньшей степени состоит из рутинных задач. В Словакии же, наоборот, доминирует рутина.

— Довольно сложно говорить об этом. Касательно цифровизации и автоматизации есть мнение, что риск уничтожения рабочих мест преувеличен. На самом деле ситуация не настолько критическая. Всегда останутся профессии, в которых важен человеческий фактор, человеческие коммуникации. К ним относятся учителя, врачи, юристы и так далее. Автоматизация и цифровизация не вытесняют профессии, но меняют саму их суть.

Нужно уделять больше внимания не подсчетам того, сколько рабочих мест исчезнет, а изменению содержания самой работы.

Если специалисту в будущем потребуется лучше разбираться в программировании или робототехнике, значит, нужно заставить его меняться и пройти переобучение. Но потребность в базовых и фундаментальных знаниях никуда не денется. Просто все быстрее будут появляться дополнительные требования к навыкам, без которых не получится остаться в профессии. Так что главный вызов заключается не в защищенности или незащищенности работы, а в способности гибко подстраиваться под изменения сути профессии.

— Насколько в этих условиях уязвимы молодые люди в Европе? В чем для них заключаются главные испытания на рынке труда?

— Многое здесь зависит от менталитета, от страны в целом. На мой взгляд, молодежь все меньше ценит работу и все меньше хочет работать. Наблюдая за стилем жизни некоторых классов общества, молодые люди рассчитывают получать высокий доход, но при этом они не понимают, что он идет рука об руку с тяжелым трудом. Человек, который сегодня богат, вероятнее всего, в раннем возрасте прилагал массу усилий. Но эти усилия остаются за кадром, а мы наблюдаем лишь результат. Так что первая проблема — это мотивация и стремление хорошо знать свое ремесло, быть хорошим специалистом.

Также больше никто не хочет заниматься физическим трудом. Но, как вы можете видеть на EuroSkills, профессии меняются и ручного труда становится все меньше. Так что эта проблема никакой угрозы не представляет.

Третий момент заключается в том, что молодежь очень нетерпелива. Профессиональную подготовку начинают многие. Но как только они достигают определенного мастерства и успеха, их выхватывают компании из реального сектора экономики и мгновенно выводят из системы образования. Во многих случаях специалисты так и не оканчивают учебу, а вместо этого сразу устраиваются на работу, где им предлагают отличные условия.

— На ваш взгляд, это плохая тенденция?

— В неоконченном образовании нет ничего хорошего. И вся эта тенденция в целом мне не нравится. Но я понимаю проблемы работодателей. На рынке труда остается все меньше и меньше работоспособного населения.

Спектр товаров и услуг расширяется, но работать некому. В результате предприятия оказываются в критическом положении.

По статистике каждый сектор сейчас сталкивается с нехваткой специалистов в той или иной степени. Но мы физически не можем увеличить количество рабочих рук на рынке труда. Из-за этого даже человек средних талантов может получить место, которое он, возможно, пока даже не заслуживает. Но у работодателя нет выбора и он решает: «Окей, я сам его обучу, сделаю то, что не смогли сделать в колледже, потому что мне это необходимо для бизнеса».

Возможно, в этих условиях следует развивать предпринимательство. Если ты хорош в своем деле, то становись бизнесменом. Конечно, это зависит от страны — от законодательства и других обстоятельств. Но современных молодых людей такая опция привлекает больше, чем работа на кого-то.

— Эти вызовы затрагивают конкурсантов WorldSkills или им удается выйти за рамки этих проблем?

— У чемпионов WorldSkills хорошие шансы стать предпринимателями, и многие действительно открывают свое дело. К примеру, в совет директоров WSE входит бывший участник соревнований, который владеет собственной компанией. В национальных финалах часто участвуют конкурсанты, которые через пару лет после окончания учебы открывают свой бизнес. Это хорошая тенденция.

Выдающиеся достижения всегда приносят плоды. Поэтому хотелось бы, чтобы молодые люди вкладывали больше энергии и свободного времени в подготовку к таким чемпионатам навыков, как EuroSkills. Но для этого требуется усиленная работа, к которой готов не всякий. Мотивация инвестировать свое время в учебу не очень велика. Особенно это ощущается в Восточной Европе.

Нам часто рассказывают, что студентам предлагают дополнительно поучиться несколько месяцев, чтобы попасть на чемпионат, но они отказываются. Не хотят лишать себя свободного времени.

Ситуация иная, если человек приходит из реального сектора экономики. В этом случае он имеет статус работника, поэтому дисциплина у него немного другого уровня. Работодатель может сказать: «Что ж, ты хорошо справляешься и получаешь награды на национальном уровне. Почему бы тебе не поехать на EuroSkills?» В этих обстоятельствах сотрудник вряд ли откажет.

ИИ не затронет представителей многих профессий

— Какое определение вы бы дали термину «Профессиональная подготовка 4.0», которое прозвучало на открытии чемпионата в Будапеште? Чем этот подход отличается от традиционного?

— На самом деле, я не понимаю, что подразумевают под этим термином. Понятно, что каждые несколько десятилетий в экономике появляются абсолютно новые требования к навыкам. В этих условиях важно подходить к решению задач креативно, применять межкультурный и межкоммуникационный подход. Попадает ли это под определение 4.0? Я не знаю. Если бы мы использовали такую терминологию для каждого чемпионата EuroSkills, то уже дошли бы до маркировки 6.0. Вероятно, имеется в виду более высокий уровень стандартов, иной характер труда, изменения под воздействием технологий XXI века. Точно сказать, что это значит, я не могу.

— Формат 4.0 обычно ассоциируют с Четвертой промышленной революцией. Считается, что она будет более стремительной и совершенно отличной от других технологических революций. Как вы относитесь к этой концепции?

— Каждая революция отличается от предыдущей. Не вижу смысла считать нынешнюю ситуацию экстраординарной. Вся жизнь — это эволюция, и на ее протяжении оформляются новые концепции, установки, философские идеологии. Они меняются каждые 10-15 лет и в этом нет ничего нового.

Однако я понимаю, зачем нужны эти ярлыки. Очевидно, что так проще вести диалог о современных явлениях и обратить внимание общества на новые вызовы. Но по-моему, все это слишком гипотетично. Сейчас мы имеем дело всего лишь с очередным витком перемен, поскольку перемены перманентны. Да, безусловно, наука и исследования порождают более сложные и комплексные явления. Но так было всегда. Если мы сравним профобразование во времена Леонардо да Винчи и в XX веке, то сколько новаций возникло в промежутке между ними?

— В таком случае кажется ли вам, что термином «искусственный интеллект» также злоупотребляют?

— В некоторых отраслях искусственный интеллект играет важную роль. В первую очередь это касается профессий, где приходится иметь дело с большими данными и обрабатывать их в короткие сроки. Специалисты по компьютерным технологиям, исследованиям и вычислениям нуждаются в ИИ, поскольку он способен за секунды обработать то, на что у человека с компьютером и калькулятором уйдут недели.

Но ИИ применим не в каждой профессии. Да, скорость и количество информации заставит многие отрасли внедрить технологии искусственного интеллекта. Но боюсь, что социальных работников, парикмахеров, поваров, работников гостиничного и ресторанного бизнеса, маляров и дизайнеров это в ближайшем будущем не коснется. Однако если для европейского бизнеса ИИ станет частью повседневности, то технология найдет свое отражение и в линейке EuoroSkills.