Фото: EAST NEWS
генное редактирование

«Редактирование эмбрионов породит новый фашизм»

После рождения первых детей с отредактированным геномом биологи бьют тревогу, опасаясь неизвестных побочных эффектов. Но есть и огромные социальные риски: такие технологии несут с собой риск возрождения социальных проблем и появления новых.

Редактирование генов может очистить сперматозоиды и яйцеклетки родителей или эмбрионы на ранней стадии развития от нежелательных мутаций и избавить будущие поколения детей от ВИЧ, гемофилии, мышечной дистрофии и других врожденных заболеваний. Но эти дети не могут дать своего согласия на проведение такой процедуры, говорит Фрэнсис Коллинз, бывший глава проекта «Геном человека», а теперь директор Национального института здоровья США. Методика пока слишком сырая, изменения могут выйти из-под контроля и привести к летальному исходу.

Предположим все же, что технологию удалось обуздать, а риски — свести к минимуму. В таком случае не слишком большим допущением было бы задуматься о возможности редактирования будущих детей без медицинских оснований, просто по заказу родителей — с желаемым ростом, цветом глаз или повышенным интеллектом.

Любые такие идеи сразу вызывают в памяти евгенические программы, которые пытались проводить в ХХ веке США, Канада или Германия.

Ряд современных мыслителей не видит в этом ничего дурного. Например, британский биоэтик Джон Харрис в книге 2010 года «Enhancing Evolution» пишет, что выбор родителями черт будущего отпрыска не менее этичен, чем забота о его хорошем образовании. Австралийский философ Джулиан Савулеску также считает, что родители вправе использовать любые доступные технологии, чтобы обеспечить ребенку лучшую жизнь.

Однако, по мнению философа и политолога Дженны Томпсон, профессора Университета Ла Троба (Австралия), они не замечают серьезности социальных проблем, которые сопровождают появление модифицированных детей.

Опасные гены, опасные мысли

Во-первых, технология модификации генома еще больше увеличит социальное неравенство. Это будет дорого, особенно поначалу. Так что только состоятельные родители смогут обеспечить своим детям здоровье и привлекательность. Результат может оказаться не таким антиутопичным, как в фильме «Гаттака», где общество поделено на генетически привилегированных и остальных, но пропасть между имущими и малоимущими, несомненно, увеличится.

Во-вторых, дети при таком подходе могут стать сродни продукту, который выбирают в магазине на основании его качеств.

Немецкий философ Юрген Хабермас в книге «Будущее человеческой природы. На пути к либеральной евгенике» писал, что генетическое редактирование ограничит способность индивидов делать собственный выбор. Но даже если этого не произойдет, сам факт подбора нужных качеств серьезно изменит отношения между ребенком и родителями.

В-третьих, генетическое редактирование повысит ожидания родителей. Если качества ребенка окажутся не такими, как представляли себе их заказчики, возникнет чувство разочарования и отторжения, что приведет к конфликтам в семье.

Наконец, понятное желание обеспечить ребенку более легкую жизнь может обернуться новым витком расизма, сексизма и других видов идеологий неравенства. Родители будут стараться придать детям черты доминирующей группы в сообществе вместо того, чтобы учить их терпимости и эмпатии. В итоге разнообразие, обогащающее человеческую культуру, постепенно исчезнет.