Фото: Виктория Пчелинцева
Кейсы

Как парень из Твери, далекий от IT, за три месяца изменил судьбу и стал востребованным разработчиком

История Станислава Зажогина – идеальный рекламный кейс для онлайн школ по программированию. Начав с нуля, он смог конвертировать два десятка законченных уровней Java-тренажера в карьеру востребованного программиста. Через три месяца самообучения он получил первую работу, а спустя 2,5 года его зарплата выросла уже в девять раз. Среди его кейсов – сложные проекты для М.Видео, Dolce & Gabbana, Lacoste, Marc Jacobs и других глобальных брендов.

Сейчас Станислав является одним из наиболее востребованных разработчиков с серьезной экспертизой в ритейле. Его привлекают многие крупные компании для решения сложных архитектурных задач и реализации проектов по внедрению enterprise-решений для мировых брендов, таких как Louis Vuitton, Dolce & Gabbana, Kenzo, Swarovski, Baccarat, Carolina Herrera, Céline, Christofle, L’Occitane, Lacoste, Marc Jacobs, Michael Kors, Saks Fifth Avenue, Tory Burch и многих других. Хотя еще несколько лет назад он получал далекое от IT образование и вообще не думал о карьере разработчика.

«Самое главное — это просто системность, других секретов нет»

— Когда ты начал увлекаться технологиями?

— Еще в школе я интересовался системным администрированием. На тот момент у меня был друг постарше чем я, который уже работал в Hitachi как раз на этой специальности. Вместе с ним мы реализовали его проект — построение компьютерной сети на несколько домов для своих друзей и знакомых с выходом в интернет через спутниковую антенну. В школе на уроках информатики мы писали программы на BASIC. Это было интересно, но я не видел в этом практической пользы. А вот настроить роутер, проложить сеть — это оказалось не только интересно, но приносило деньги.

— Что стало толчком к программированию?

— У меня не было ни одного друга–программиста. Я никого не знал из этой тусовки. Но так получилось, что в конце четвертого курса (я учился в университете на специальность, не связанную с IT) я попал на презентацию EPAM, это международная компания. Они рассказали о разработке серверных приложений. Я увидел какие бизнес-задачи решают эти ребята, какие проекты делают для крупного бизнеса, какое количество людей пользуются их решениями. Эта масштабность, возможность делать большие проекты меня тогда сильно зацепила. Так сильно, что я решил стать Java-разработчиком, посчитав этот язык самым универсальным. Можно сказать, что мой осознанный путь в программировании начался именно на той презентации.

— Какими были твои первые шаги?

— Это был 2012 год. Я начал двигаться почти вслепую, читать форумы, на которых искал информацию, как стать разработчиком. Там кто-то подсказал мне, что желательно начать с книги Кей С. Хорстманна о Java. С нее у меня все и началось. После нескольких месяцев обучения я решил совершить скачок к намеченной цели. Для этого уволился с работы (а я учился и еще подрабатывал в двух местах) и полностью ушел в самообразование.

А первым шагом на этом пути стала подписка на курс Java на одной обучающей платформе. Там в процессе обучения решаешь практические задачи, набирая уровни.

— И как пошел процесс?

— Я начал изучать Java через JavaRush. За три месяца я прошел двадцать с небольшим уровней из 40. Этого мне было достаточно, чтобы начать искать работу. То есть прошло всего три месяца активного изучения Java. Вместе с JavaRush я также еще смотрел ролики на YouTube, изучал базы данных, фреймворки. Все это было абсолютно бесплатно. С увеличением знаний, я все яснее понимал, что нужно подучить дальше.

— Многие начинают курсы, но быстро бросают. В чем твой секрет?

— Я решил заниматься этим систематически каждый день. Это стало работой. На это уходило не менее семи часов в день. Поэтому я и ушел с работы — только для того, чтобы у меня было много времени для программирования. Я садился за компьютер в девять утра и до самого вечера занимался. И так каждый день без выходных. Знакомые говорят, что подобная целеустремленность — достаточно уникальное качество. На мой взгляд, самое главное — это просто системность и все, других секретов нет.

— Через три месяца после начала занятий на курсах ты начал искать работу. Чем закончился поиск?

— Я прошел собеседование в компании «Русский свет» и получилось — меня взяли.

— Сколько занял процесс поиска работы?

— Недели две. И это в Твери, где не так много компаний, которым нужны разработчики. Но сейчас я понимаю, что можно было искать и удаленные варианты. На самом деле рынок очень большой, и если не получается найти работу в своем маленьком городе, стоит создать аккаунт в LinkedIn, заполнить его, не стесняться, что ты начинающий разработчик, создать качественное резюме на HeadHunter и самому откликаться на вакансии из других городов.

— Сколько в итоге стоил весь твой процесс обучения?

— Именно на обучение я не потратил почти ничего: купил книгу за восемьсот рублей и шесть тысяч на доступ к JavaRush — это все прямые расходы. Параллельно, конечно, нужно было содержать себя, помогать родителям.

«Я понял, что выгодно инвестировать в себя»

— Над какими проектами работал в «Русском свете»?

— Это был проект развития B2B интернет-магазина федеральной сети крупного продавца электронного оборудования на территории России, Казахстана и Беларуси. На тот момент — закрытая площадка только для бизнесменов, которые покупали товары для своих магазинов. Его нельзя было найти через Google, там был только IP-адрес, логин и пароль.

— И что их не устраивало в существующем сайте, зачем нужен был ты?

— Изначально я был там универсальным солдатом с одной большой задачей — развитие этого магазина. Весь существующий интернет-магазин был частью системы для управления бизнесом OEBS — Oracle E-Business Suite. У нее был отдельный модуль для интернет-магазина, который назывался iStore.

Так вот, я провел серьезную работу по изменению этого модуля iStore. Он ужасно выглядел, медленно работал и имел дыры в безопасности. Я, а позже и новые участники моей команды, полностью переделали его. Перевели на новые и быстрые технологии на базе Spring и других фреймворков. Внедрили поисковую машину Endeca, исправили большое количество уязвимостей. Самое главное — открыли его для всех.

В результате автоматизация привела к падению роли менеджеров по продажам. Посетители стали сами заказывать все необходимое и оформлять заказы. Менеджеры по продажам стали не нужны. Для компании это было очень круто, но для менеджеров не очень — их стали массово сокращать. Оптимизация издержек компании на персонале позволила снизить цены на товары по всей России, сделав их более конкурентоспособными. Все это спровоцировало настоящий взрыв в количестве интернет заказов и увеличении прибыли компании.

— Как менялась твоя роль?

— По мере развития проекта росла команда программистов и я фактически занимался их обучением. Я стал одним из ведущих разработчиков, отвечающих за всю разработку, связанную с интернет-магазином.

— Каким был следующий карьерный рывок?

— Спустя год и восемь месяцев я увидел, что добился классного результата — мне удалось реализовать крупный проект, изучить новые интересные технологии и продукты. Я решил устроиться в крупную международную компанию — в EPAM.

— Почему именно EPAM?

— Мне было очень интересно какие бизнес-процессы они используют внутри. Потому что в «Русском свете» это часть не была полностью отлажена. Мне хотелось понять как разрабатывать продукт правильно. Я шел в EPAM за систематизацией процесса разработки ПО и возможностью поучаствовать в других крупных проектах, смена которых, позволяет быстро прокачивать свои навыки. Это на самом деле очень важно.

— Что было в EPAM?

— Я начал работать на проекте интернет-магазина «М.Видео». Проект внедрения ATG в «М.Видео» оказался действительно масштабным и интернациональным, так как в нем участвовал не только EPAM, в котором я тогда работал, но и другие крупные международные компании, такие как Spindrift, R/GA, Ernst & Young и Luxsoft, из которых было привлечено много иностранных консультантов и технических специалистов, с которыми мы работали вместе на этом проекте.

Основной задачей проекта внедрения ATG было переход на Omni-channel модель и полная IT-трансформация. Заказчик хотел получить многофункциональное решение для e-commerce, которое можно было бы легко масштабировать и модифицировать. Для этого требовалось перейти со старой самописной системы на PHP на более продвинутую с точки зрения архитектуры и технологий e-commerce платформу.

— Какой опыт удалось получить на этой новой работе?

— На проекте «М.Видео» я способствовал развитию одного из наиболее крупных и нагруженных интернет-магазинов с учетом всей специфики их розничного оффлайн бизнеса. Мой опыт и знания позволили внедрить наиболее эффективные решения в личный кабинет, карточку товаров, поиск, чекаут и BCC.

Помимо этого, я научился работать в большой команде и применять лучшие практики в области разработки. Очень хорошо изучил специфику ATG и возможности для его кастомизации. Также мне удалось сильно углубиться в бизнес-процессы крупнейшего ритейлера России и почерпнуть много полезного из них.

— Чем закончилась эта часть истории?

— Проекты в EPAM стали маловаты для меня, плюс я понял, что увеличивать свою зарплату в разы тут не получится. Все сильно регламентировано.

— А как за год и восемь месяцев в «Русском свете» и за восемь месяцев в EPAM изменилась твоя стоимость как специалиста?

— С начала работы в «Русском Свете» до окончания работы в EPAM — в три раза. Но тут стоит учесть, что в Твери в принципе не очень большие зарплаты. Скачок произошел на следующей работе. Из EPAM я уходил на позицию Senior разработчика. И вот тут, по сравнению с 2,5 годами ранее, мне платили уже в девять раз больше.

— Какие еще профессиональные изменения произошли с тобой в EPAM?

— На этом этапе я понял, что выгодно инвестировать в себя. То есть не только исправно выполнять рабочие задачи, не только быть классным сотрудником, — важно еще уделять время самому себе. В EPAM я старался все время после работы вкладывать в себя, в дополнительное обучение. Без этого резкого скачка не выйдет. Нужно платить за рост свободным временем.

— Где работаешь сейчас?

— В компании Hospitality & Retail Systems, это платиновый партнер Oracle и один из ведущих международных интеграторов решений для гостиниц и ритейла.

— На какой позиции?

— Я работаю Senior разработчиком на различных проектах, связанных с ритейлом. Среди наших клиентов Louis Vuitton и Chalhoub group — одна из крупнейших ритейл компаний в Арабских Эмиратах, Саудовской Аравии, Бахрейне, Кувейте, Египте и других странах Ближнего Востока. У них порядка 160 брендов, которые они продают в своих магазинах: Dolce & Gabbana, Kenzo, Swarovski, Baccarat, Carolina Herrera, Céline, Christofle, L’Occitane, Lacoste, Marc Jacobs, Michael Kors, Saks Fifth Avenue, Tory Burch и многие другие.

— И какие задачи ты решаешь?

— Заказчикам требовалось перейти со старых кассовых систем на более современные на базе Oracle Xstore. В тоже время нужно сохранить всю специфику, характерную для их розничного бизнеса и требований конкретной страны. Например, я реализовывал специфические кастомизации для ОАЭ, Бельгии, Франции, Люксембурга, Китая, Сингапура и тд.

Второй основной задачей является автоматизация процесса разработки, используя Continuous Integration и Continuous Delivery подход. Суть заключается в том, чтобы использовать Ansible Tower от Red Hat  для автоматической доставки ПО на все кассы во всех магазинах. Gitlab и Jenkins для непрерывной интеграции и сборки билдов. Это многократно сокращает издержки при развертывании ПО на тысячах касс. Для обеспечения высокого качества кода используется платформа SonarQube.

— Ты уже понимал, что это за технологии, как к ним подойти?

— Да, я был знаком с ними по отдельности. Там используется Java, Spring, Hibernate — а с ними я уже знаком. Не просто знаком, я хорошо их знаю.

— Что из себя представляет Xstore и где он используется?

— Xstore это кассовая система, которая широко используется в fashion ритейле. Xstore изначально был ориентирован больше на западные страны.

— Почему в России Xstore не так сильно распространен?

— В основном на данные системы переходят международные компании, у которых есть свои магазины в России и им так проще интегрироваться с другими широко используемыми системами.

— В чем же тогда фишка?

— Фишка в удобстве. Она очень продумана, не старается покрыть сразу все потребности бизнеса, но отлично выполняет узкие задачи. Это конкретный инструмент, который решает конкретные задачи. Можно пробовать его и в России, но дело в том, что стоимость внедрения будет выше, чем стоимость внедрения той же 1С. Для международного заказчика это небольшие деньги, для наших компаний — да, большие.

— А куда будет двигаться отрасль в целом, как тебе кажется?

— Сейчас я вижу, что все идет в сторону искусственного интеллекта. Это звучит, наверное, пафосно, но многие на самом деле его уже используют. Это рекомендательные системы, когда ты, допустим, переходишь на сайт и у тебя в первую очередь на главной странице отображается список рекомендуемых продуктов для тебя. Это прогнозирование спроса. ИИ-системы позволяют управлять ассортиментом, чтобы на складе товар не залеживался, чтобы в магазине всегда нужный товар был в наличии. Это тоже искусственный интеллект. Также для выявления мошенничества его сейчас активно используют, он смотрит на частые платежи, анализирует транзакции и изменения в профиле клиента. Проблема в том, что вакансий по искусственному интеллекту я не очень много видел на HeadHunter в России. В других странах таких вакансий достаточно.

— Ты говорил, что обучал людей. Это уже системная для тебя нагрузка?

— Я занимался менторством именно внутри компании. Когда нанимали других разработчиков с более низким уровнем, и мне нужно было их быстро ввести в проект, чтобы их скилл соответствовал запросам бизнеса. Я собираюсь делиться своим опытом с начинающими разработчиками, выступая на различных мероприятиях и, отвечая на прямую тем, кто обратится.

— Есть планы, куда развиваться дальше?

— Да, я хочу сдать сертификацию Red Hat на архитектора приложений. Это ближайшие планы: на полгода-год. А если вопрос на пять-десять лет, тут я сказать не могу. Технологии очень быстро меняются.

— Советуешь другим свою сферу?

— Мне она очень нравится. Но я сталкиваюсь с тем, что многие разработчики, когда видят существующие системы, особенно те, которые внедрили давно, начинают жаловаться на их старость, не хотят вникать в эти технологии, а требуют только самых трендовых и новых. Тут важно понимать, что в моем стеке я работаю с крупными компаниями, они часто берут только проверенные технологии и совсем не гонятся за самыми последними фреймворками. Это нужно учитывать и уметь работать с этим. Корпорация — это не маленькая лодочка, которая быстренько может сменить курс.

«Много людей что-то хотят, но ничего для этого не делают»

— А что в итоге с сегодняшнем опытом ты думаешь об образовании?

— На самом деле профильное образование разработчика в России достаточно неплохое. Но дело в том, что, когда ты пытаешься устроиться на работу в России, от тебя больше требуют опыт.

— То есть у тебя ни разу диплом не спрашивали?

— Да, вообще ни разу. Всегда спрашивают технические знания и навыки. У меня даже не спрашивали ни разу какая у меня специальность по диплому. А в США, я так понимаю, немножко другая тема. Если у тебя хорошее образование, то шансы найти хорошую работу гораздо выше, чем у такого же человека без такого диплома.

— У тебя сформировались собственные взгляды на обучение?

— Сейчас я понимаю, что очень важно найти хорошего ментора. Если есть хороший ментор, он полностью построит тебе твой путь, исходя из твоих природных способностей, предыдущих знаний. То есть хороший ментор сильно ускорит тебя в развитии. Для меня таким ментором стал Артемий Кропачев — обладатель самого высокого сертификационного статуса по продуктам Red Hat в мире.

— Об этом стоит задуматься на стартовом этапе, когда ты вообще ноль?

— Я считаю, что да. И это, может звучать банально, но в идеале этот человек должен быть практиком. Не теоретик, который преподает курсы, а человек, который работает тоже в крупной компании, который чего-то добился. Если вы знаете такого, стоит попытаться напроситься к нему на менторство.

— А как, по ощущениям, специалисты открыто идут на такую помощь?

— Знаешь, я за все время просил очень много советов у самых разных людей. Но я начал поздно, когда уже стал более продвинутым разработчиком. Мне все всегда помогали. Потому что менторство — это не значит, что человек должен сидеть с тобой и держать за ручку, рассказывать подробно какие-то вещи. Он может тебе намекнуть, подсказать, а ты к определенному сроку должен будешь сам изучить его подсказки. Спустя время ментор задаст тебе пару коварных вопросов, чтобы понять, что ты действительно в теме. Мне никто никогда не отказывал. Вообще никогда. Максимум были те, кто писал «Я сейчас очень сильно занят», но и они не оставались равнодушными и могли послать что-то правильное почитать.

— Если бы ты сейчас начинал, как бы поступил? Написал бы кому-то в начале обучения, стал бы кого-то искать?

— Я бы так и поступил. Моя схема такая: пройти десять уровней на Javarush, потом написать ментору. Багаж знаний хоть и маленький, но он уже есть. Рассказать, что пробовал, что хочешь пробовать. Человек поймет, что у тебя не только желание, но ты еще готов что-то делать для этого и уже делаешь. Потому что много людей что-то хотят, но ничего для этого не делают.