От коворкинга до завода: как работает экономика шеринга в промышленности
Cover
Директор департамента инновационного развития “Норникеля”

От коворкинга до завода: как работает экономика шеринга в промышленности

Концепция осознанного потребления и пренебрежение к материальным ценностям породили экономику шеринга — явление, которое журнал Times поставил в список идей, способных изменить мир. Вместо того, чтобы приобретать продукт в собственность, люди по всей планете арендуют офисы, квартиры и велосипеды, а своему автомобилю предпочитают Uber и BlaBlaCar. Принципы совместного пользования захватывают все новые рынки, в том числе и такие традиционно консервативные, как промышленность.

Новая философия

По сути, с принципами sharing economy мы познакомились еще в детстве, когда брали почитать книгу в обычной библиотеке. С развитием технологий появилась возможность масштабировать это явление: по оценкам PwC, к 2025 году рынок экономики совместного потребления должен вырасти до $335 млрд. Поверить в это несложно: достаточно вспомнить Uber, огромная популярность которого привела к бесчисленным забастовкам таксистов по всему миру.

Идея экономики шеринга состоит в том, что платить за временный доступ к продукту часто выгоднее и удобнее, чем приобретать его. Эту концепцию легко восприняли миллениалы, с их стремлением к мобильности и отсутствием тяги к накоплению материальных благ. Кроме того, новая бизнес-модель оказалась благотворна для окружающей среды: шеринг помогает сдержать перепроизводство новых продуктов и снизить потребление ресурсов.

Сейчас миллионы путешественников по всему миру ищут жилье с помощью Airbnb, все больше людей пересаживаются с личного транспорта на каршеринг и предпочитают работе в офисе коворкинги. «Пошерить» сейчас можно почти все: от старых вещей на eBay и Avito до собственных услуг с помощью всевозможных бирж фрилансеров. На западе популярностью пользуется аренда парковочных мест, а на отечественной площадке Rentmania можно одолжить на время коляску, палатку или пылесос.

Техника для всех

На первый взгляд может показаться, что в промышленности нет места принципам шеринговой экономики, более подходящих для b2c и c2c-сегментов. Но это не так: уже сегодня многие промышленники пользуются арендой машин, оборудования и даже труда специалистов.

Такие схемы распространены достаточно широко — в том числе на государственном уровне: так, Китай недавно представил план модернизации промышленности страны, который включает в себя создание около 20 платформ с мощным инновационным потенциалом, которые предусматривают совместное использование производственных мощностей, инструментов, оборудования, интеллектуальных ресурсов, а также услуг, связанных с логистикой и работой складских помещений. Такая тактика, по расчетам властей, должна повысить общую эффективность и сократить объем простоя в работе предприятий.

Краткосрочная аренда особенно актуальна в отношении сложного инновационного оборудования, которое еще не представлено на рынке в достаточном количестве.

Помимо того, что это облегчает доступ к дорогой технике, предприятия получают возможность заранее протестировать ее для своих задач. Сейчас, когда технологический ландшафт меняется с огромной скоростью, сервисы аренды оборудования дают дополнительную гибкость в освоении новых технологий. Например, площадка 3D HUBS предлагает в аренду промышленные принтеры для 3D-печати, которая набирает все большую популярность в разных областях производства.

Оплата таких сервисов может зависеть не только от количества часов аренды, но и от объема использованных мощностей. Последнее стало доступно благодаря развитию Интернета вещей — технологии, позволяющей вывести в онлайн любое устройство: она позволяет измерить объем произведенного продукта или время работы оборудования с помощью «умных» датчиков. По этой схеме работает, например, производитель промышленных компрессоров Kaeser, который рассчитывает стоимость аренды по количеству использованного сжатого воздуха. Однако такая модель, которую можно охарактеризовать как «equipment-as-a-service», эффективна не всегда: чтобы определить ее целесообразность, нужно для каждого случая проводить анализ TCO (совокупную стоимость владения) и иных параметров.

Лаборатории и коворкинги

Промышленный сектор действительно во многом не отличается гибкостью, в том числе в территориальном отношении. Предприятия всегда привязаны к конкретным локациям, которые выбираются исходя из природных и географических условий — и просто переместить весь персонал на территорию коворкинга не получится. 

Несмотря на это, аренда рабочих площадей локально уже находит свое применение в промышленности. Так, сегодня резиденты многих технопарков могут арендовать лаборатории, оснащенные функционалом для создания инновационных продуктов — в России это в первую очередь «Сколково», НИТУ МИСиС и ряд других. Это, во-первых, значительно упрощает «знакомство» профессионального и делового сообщества с новыми технологиями, а во-вторых, облегчает стартапам доступ к новым разработкам. 

Разработка инноваций на общих площадях популярна в западном корпоративном секторе, где сотрудникам часто предлагают заниматься производственно-творческой деятельностью в оборудованных по последнему слову техники «гаражах». Правда, к этой модели чаще прибегают стартапы: крупные корпорации, где технологии служат конкурентным преимуществом, обычно делают ставку на формирование собственного технологического фундамента и инфраструктуры.

Зато для реализации задач, не требующих оборудованной территории, использование сторонних площадок подходит как нельзя лучше. Некоторые компании собирают проектные команды (например, IT-специалистов), арендуя для них пространство в коворкингах — зачастую это намного быстрее и дешевле, особенно для мобильных и географически распределенных команд.

Аренда инноваций

В промышленности есть потенциал и для иных подходов к экономике шеринга, связанных с нематериальными активами. В первую очередь сюда относится обмен передовым опытом и инновационными решениями. Речь идет уже не об аренде на уровне карьерного самосвала или офисной площади, а о трансляции знаний и профессиональных компетенций.

Сегодня промышленникам приходится вкладывать серьезные ресурсы в новые технологические разработки: по приблизительным оценкам, ежегодные расходы на освоение цифровых технологий и внедрение инноваций во всем мире составляют около 40 млрд долларов.

Но поскольку проблемы, которые решают промышленные компании, часто схожи, то и итоговые решения, по сути, дублируют друг друга. Помимо финансовых потерь, нежелание предприятий делиться опытом тормозит развитие рынка в целом: каждая инновация используется исключительно внутри компании и не получает дальнейшего распространения.

Между тем обмен знаниями в промышленной среде позволил бы участникам рынка монетизировать успешные R&D-решения и получить широкий доступ к новым технологиям с существенно меньшими затратами. Традиционными методами коммуникации такую задачу решить сложно: требуется некое новое общее пространство. Так, «Норникель» сейчас участвует в проекте по созданию платформы, которая должна соединить обладателей ноу-хау с потенциальными покупателями, заинтересованными в этих решениях. На ее базе компании смогут  приобретать и продавать инновационные разработки, монетизируя таким образом свои нематериальные активы. Эта платформа также может выступать в качестве посредника между продавцом и покупателем для упрощения транзакции — например, для решения технических или юридических вопросов. Это поможет ускорить процесс и компенсировать отсутствие соответствующих ресурсов у участников. 

Конечно, здесь могут быть определенные риски для бизнеса, связанные с конкуренцией — но во многих случаях, и тем более при кросс-индустриальном сотрудничестве, такой способ взаимодействия может стать новым драйвером развития всего сектора.