Фото:
Тренды

Из-за второго смертельного заражения Франция заморозила изучение прионов

Пять государственных исследовательских институтов Франции ввели трехмесячный мораторий на исследования прионов – класса инфекционных патогенов, вызывающих летальное заболевание мозга. Мораторий объявлен после того, как у одного из лаборантов, работавших с прионами в прошлом, диагностировали болезнь Кройцфельдта – Якоба. За это время ученые должны установить, произошло ли заражение на рабочем месте. Ранее одна из сотрудниц лаборатории, работавшая с прионами, умерла от того же заболевания.

В случае положительного ответа это будет уже второй случай за последние пару лет. В 2019 году сотрудник лаборатории Национального института агрокультуры, пищевых продуктов и окружающей среды (INRAE) Эмилия Жомин умерла в возрасте 33 лет, порезав за 10 лет до этого большой палец во время эксперимента с зараженной прионом мышью. Ее семья подала против INRAE иск, обвинив институт в убийстве и создании угрозы для жизни.

Цель введенного моратория, под действие которого попадают девять лабораторий, изучить возможность связи прошлой профессиональной деятельности пациентов с заболеванием и, при необходимости, ввести новые меры безопасности в научных лабораториях, сообщает Science.

В случае Жамин все указывает на то, что она была инфицирована на работе: у нее был найден вариант болезни Кройцфельдта — Якоба, который обычно называют коровьим бешенством. Вспышка этого заболевания в Европе закончилась к 2000 году и к моменту заражения вариант vCJD практически исчез.

Новый случай также произошел в INRAE. Женщина, госпитализированная с болезнью Кройцфельдта — Якоба, еще жива. Еще не установлено точно, заразилась ли она классическим CJD или вариантом vCJD. Это можно будет выяснить только после вскрытия и изучения тканей мозга.

Заражение прионами особенно опасно потому, что против этой болезни не существует ни вакцин, ни лекарств, и в большинстве случаев она приводит к летальному исходу. При этом инкубационный период составляет около 10 лет.

Семья Жомин выдвинула против INRAE уголовное и административное обвинения, указывая на ряд нарушений правил безопасности в лаборатории, где работала первая жертва. Она не прошла соответствующего обучения перед работой с прионами, не носила положенных в таких случаях специальных хирургических перчаток, утверждает адвокат семьи. Ее большой палец с порезом тут же следовало поместить в щелочной раствор, чего также не было сделано.

Независимая комиссия, изучившая условия в лаборатории, не обнаружила, однако, никаких нарушений. За последние 10 лет во Франции произошло 17 подобных случаев при работе с прионами — повреждений тканей рук исследователей в результате случайных порезов, но ни у кого из пострадавших не было обнаружено болезни Кройцфельдта — Якоба.

Группа исследователей из Гарварда и других научных центров США предложила вероятную стратегию лечения губчатой энцефалопатии, от которой пока не существует лекарств. Они применили расширенный набор антисмысловых олигонулеотидов, которые сокращают уровень прионов.